Ҳар куҷое ки ҳастед, барои мо муҳимед!
(+992) 93 300 13 93

Как трудовая миграция повлияла на образование девочек в Таджикистане

11/09/2019
Под воздействием многолетней трудовой миграции жизнь в Таджикистане давно и кардинально изменилась. Трудовая миграция изменила отношения мужчин и женщин, брачные традиции, отразилась на воспитании молодого поколения, особенно девочек.

ИА «Фергана» со ссылкой на результаты опроса большой группы таджикистанцев, которое трижды с интервалом в два года (в 2007, 2009 и 2011 годах) проводил международный коллектив экономистов (Институт исследований Восточной и Юго-Восточной Европы им. Лейбница, Германия и Университет Запада Англии), пишет о том, как на жизненный путь девочек Таджикистана влияет трудовая миграция – прямая и возвратная, миграция их отцов и братьев?

Страна мигрантов и традиций

Таджикистан унаследовал советскую систему образования – обязательное и бесплатное обучение в школе: 4 класса в начальной, пять лет в базовой средней (5-9 классы) и два года старшей ступени (10-11 классы). Несмотря на декларируемую обязательность, по факту все больше детей не заканчивают школу. До 20% девочек перестают учиться до девятого класса.

По данным ЮНИСЕФ, 69% девочек в 7-9 классах постоянно пропускают занятия, так как вынуждены помогать родителям по дому и в поле. Больше всего времени они тратят на приготовление пищи, стирку, уборку, а также присматривают за младшими братьями и сестрами. В этом они идут в фарватере новой трудовой политики страны: почти 70% занятых в сельском хозяйстве составляли женщины.

Наконец, еще одна причина ухода из школы – по достижению половой зрелости девушкам запрещают ходить туда в одиночку, без сопровождения родственников мужского пола. Эта религиозная норма фактически блокирует обучение в расположенных за пределами родного кишлака средних школах.

Точные объемы трудовой миграции в Таджикистане установить затруднительно (официальная статистика слабо учитывает краткосрочные «командировки» и возвратную миграцию). По данным социологов, в 20% домохозяйств республики есть как минимум один мигрант. Переводы составляют до 29% процентов внутреннего валового продукта страны или около двух миллиардов долларов США (в 2018 году). Одновременно с массовым выездом мужчин в Таджикистане после 1991 года происходил демонтаж советской системы образования и гендерного равенства, считают ученые. Идет возрождение традиций, настоящих или вымышленных, что проявляется в ранних браках, многодетности, ужесточении семейного насилия.

Дают ли деньги образование?

И как здесь «работает» миграция? Противоречиво. У исследователей было несколько догадок. С одной стороны, отъезд мужчины делает женщину главой семьи. По идее, матери должны стремиться выделять больше ресурсов на образование дочерей. Кроме того, денежные переводы увеличивают доход домохозяйств и помогают оплатить обучение тех, кому иначе пришлось бы идти работать.

С другой стороны, отъезд отцов и братьев в Россию ведет к тому, что на плечи девочек ложится уход за родственниками и домашнее хозяйство. А право распоряжаться присылаемыми деньгами нередко присваивает себе свекровь и ее муж или другие старшие родственники мигранта, а не его жена.

Наукой давно доказано, что получившие среднее и высшее образование женщины активнее выходят на рынок труда, больше зарабатывают и дают лучшее образование и лечение уже собственным детям.

Чтобы проверить, какие из этих догадок верны, ученые обратились к многолетнему опросу домохозяйств, который проводил Всемирный банк вместе с ЮНИСЕФ. В 2007 году осенью была обследована репрезентативная (по регионам) выборка из 4860 домохозяйств, а в 2009 и 2011-х – из 1503, причем на 95% поздние выборки совпадали (благодаря этому удалось отследить, что происходило с одними и теми же семьями в течение нескольких лет).

Такая преемственность также показывает, что таджикистанцы предпочитают возвращаться домой, а не забирать свои семьи в Россию, подчеркивают ученые. Всего в выборке обнаружились 911 девочек и 944 мальчика школьного возраста.

В целом опрошены типичные для Таджикистана семьи: главой семьи выступает отец детей (68%), дед (13%), мать (9%) и бабушка (9%). Высшее образование имеют 17% глав семьи, среднее – 62%, начальное – 16%. 82% детей – таджики, 19% — узбеки. Большинство (69%) живет в сельской местности (по стране почти так же – 74%). Средний размер домохозяйств – семь человек, и примерно половина из них – дети. Деньги за свою работу получает в среднем всего один человек в семье. Почти треть детей принадлежат к семьям мигрантов, и на заработки уехал или отец (64%), или старшие братья (36%). Мигранты крайне ответственно относятся к своим финансовым обязательствам – 86% посылают домой деньги.

Девочкам хорошо, девушкам – не очень

Оказалось, что миграция взрослых существенно способствует тому, что в школу ходят девочки 7-12 лет. В семьях с трудовыми мигрантами образование девочек устроено лучше. Вероятно, причина в том, что девочки выигрывают от финансовой помощи из России, а также от отсутствия главы семьи (мамы и бабушки более лояльно относятся к их обучению в школе). Чем беднее семья, тем сильнее этот эффект, подчеркивают ученые.

Однако после младшего школьного возраста (примерно шестой класс) положительный эффект трудовой миграции исчезает – более того, становится отрицательным. Все меняется, когда девочки становятся подростками, – в семьях мигрантов их чаще забирают из школ и отправляют работать (по дому или вне его). Дефицит родственников, способных провожать девушку на учебу, усугубляет этот эффект. Даже если родители таких девушек сами получили среднее или высшее образование, это не мешает им не пускать дочерей оканчивать школу, подчеркивают ученые. Эффект не зависит от самых щедрых денежных переводов, меняющих семейный бюджет, – девушки все равно вынуждены оставаться дома.

В том случае, когда мигранты возвращаются с заработков, их дочери тоже в среднем чаще бросают учебу. Дело в том, что даже после возвращения отцов и старших братьев, увеличения числа рабочих рук в семье девушек-подростков все равно никто не собирается избавлять от их обязанностей по дому – пусть трудятся дальше! Аналогичную ситуацию ученые увидели в Грузии: даже когда мужчины возвращаются, их жены продолжают трудиться «за двоих».

Хуже всего с образованием дела обстоят в семьях, где в Россию уезжают «сыновья», – то есть младшее поколение. Девочки там совсем часто уходят из школы, так как без их труда хозяйство встанет, да и на учебу сопровождать их некому. Даже когда братья девушек возвращаются из России, учиться дальше никто не собирается. Причина – в так называемом «сигнальном эффекте» миграции: уезжая в другую страну, молодые парни сигнализируют всем членам семьи о том, что надо не получать образование, а готовиться к отъезду на заработки. Аналогичный сигнальный эффект описан в разных странах мира, а в СНГ он ярко проявляется в Кыргызстане.

В глобальном масштабе эти проблемы не являются уникальными – но в каждой стране решаются по разному. Например, в Мексике денежные переводы мигрантов выступают главным ресурсом для оплаты образования девочек, особенно среди бедных семей. Та же ситуация в Эквадоре: чем больше денежные переводы, тем больше детей идут в школу. В Албании и Китае, напротив, массовая трудовая миграция загружает девочек и женщин работой по дому, лишая их шансов получить образование, а деньги мигрантов идут на другие цели. Почему Таджикистан пошел по китайскому, а не латиноамериканскому пути, – вопрос сложный. Скорее всего, ключевую роль играет отношение к женщине и их роль в экономике: в Центральной Азии неквалифицированный домашний труд по-прежнему считается лучшим уделом слабого пола. Кроме того, важно, что в отсутствие мужчины-кормильца руководство семьей и право принятия решений переходит не к женам, а к старшим родственникам, настроенным обычно консервативно.

Авторы исследования бьют тревогу: снижение числа девочек в школах ухудшает качество человеческого капитала в Таджикистане, а также затрудняет выход семей из замкнутого круга бедности. Трудовая миграция, несмотря на обильные денежные переводы, не способствует повышению образовательного уровня. Получается, что немалые деньги, поступающие напрямую в семьи благодаря работе за рубежом, работают не на развитие новой экономики и общественных отношений, а на консервацию традиций и бедности.

Возможно, властям страны стоит выработать специальные программы по поддержке семей мигрантов с детьми, особенно с девочками. Также, по мнению ученых, имеет смысл улучшать инфраструктуру в сельских районах – ремонтировать дороги и запускать специальные школьные автобусы, чтобы таким образом убрать необходимость в мужском сопровождении девочек. И последнее – большую пользу могли бы принести адресные стипендии для девушек-подростков из сельской местности (оплачивающие обучение в школе и сопутствующие расходы).

Источник: migrantnews.info

В Душанбе прошла научно-практическая конференция «Вклад диаспор и культурных обществ в укрепление национальной государственности Таджикистана»
08/11/2019
Соглашение о наборе таджикских граждан на временную работу в РФ направлено в Госдуму
08/11/2019
Работа и студгородки: чем Россия заинтересует студентов-иностранцев
08/11/2019
Путин одобрил ужесточение наказания за пособничество в незаконной миграции
06/11/2019
Почти как паспорт
04/11/2019
В МВД России из-за миграции обратились 9 тысяч граждан Таджикистана
04/11/2019
Матвиенко наградила медалью таджикского мальчика за спасение человека
04/11/2019
ОО «Центр по правам человека» объявляет премию «Лучший правозащитник мигрантов».
31/10/2019
На стройках Катара из-за жары сотнями умирают трудовые мигранты
28/10/2019
В Таджикистане готовятся к переписи населения: о чем вас будут спрашивать?
28/10/2019
Миграционный кодекс СНГ - каким он будет и для чего нужен
24/10/2019
Россию попросили ускорить ратификацию соглашения об организованном наборе таджикских граждан на работу
21/10/2019



Наши партнеры